Опрос

  1. Зимние каникулы - повод свозить школьников на экскурсию за пределы Самары. Но для этого учителю надо собрать десятки справок и разрешений. Также на каждые 10 учеников должен быть один взрослый, если едут больше 30 детей, то должен быть медработник, все дети должны иметь заверенные справки о состоянии здоровья... А вы ездили в школьные годы на экскурсии?


Смотреть все

Распечатать страницу

Мир тесен

Мир тесен

Где-то в конце 80-х мы с моим другом Сережей Трякиным поехали в Москву, поступать в МГУ, на журналистику. Трякин, которого я звал Тряконеско, к этому времени уже поучился в тогдашнем Свердловске, в университете, на журналистике. Но не доучился, его выгнали за пьянку и аморальное поведение.
Уже это вызывало у меня большое уважение к моему другу. А я закончил авиационный институт, но быстро понял, что инженером не буду. Стал писать заметки в заводскую многотиражку, где тогда работал Трякин. Так мы и познакомились.
В Москву мы поехали поездом, на «девятке». Понятно, вечерком творчески поужинали. В столицу приехали рано, какие то ватные, с больными головами. Бредем по Тверской в поисках какого-нибудь кафе, которое открывается ни свет – ни заря. Вдруг Серега останавливается, рассматривает какую-то мемориальную доску на внушительном сталинском доме, и говорит мне: «Слушай, а пойдем к деду позавтракаем!». Я про себя думаю, что мой друг совсем сбрендил, не стоило вчера так творчески ужинать. Все еще ничего не понимая, поднимаю глаза и читаю, что здесь жил и работал Илья Эренбург. Начинаю ржать, оценив его шуточку, а Трякин спокойно так мне говорит, что он – внучатый племянник Ильи Эренбурга. Я перестал смеяться и начал пристально рассматривать физию своего друга, пытаясь найти в ней черты его двоюродного дедушки. Нашел! Я, в общем-то, ему сразу поверил, а уже потом спросил об этом у его матушки – тети Ларисы, которая получается, была племянницей господина Эренбурга. Нет, тогда еще товарища.
Серегу в МГУ взяли, меня нет. Тогдашний прославленный декан факультета журналистики Ясен Засурский сказал мне, чтобы я приезжал после того, как отработаю три года после авиационного. Тогда были такие правила. Но суть не в этом. Я не помню, закончил Трякин МГУ, или его опять выгнали, но он довольно долго работал в Самаре. Потом уехал в Брюссель, а сейчас, вроде, живет в Израиле. Когда в очередной раз буду в этой милой стране, обязательно его найду. Посидим, творчески повспоминаем о нашей боевой молодости. Боюсь, правда, Израиль после этого вздрогнет.
Но суть опять не в этом. Я уже потом, спустя много лет, вдруг понял, что получилась такая забавная цепочка. Трякин вырос в Казахстане, учился в Свердловске и Москве. Каким-то образом его занесло в Самару, откуда он уехал в Брюссель, а потом в Израиль. Ну, и Илья Эренбург здесь очень к месту.
В начале «нулевых» мы с женой купили квартиру. Я на радостях зашел в картинную галерею, где увидел очень понравившийся мне триптих Кати Чекалиной. Одну работу из этого триптиха я забрал и принес жене, как подарок. На следующий день, все та той же «девятке» укатил в Москву, где уже тогда работал в «Коммерсанте». Вечером пошел творчески поужинать в вагон-ресторан. Желающих творчески покушать было много, поэтому меня посадили за стол с приятного вида мужчиной. Ну, познакомились, он оказался москвичом. Рассказал, что отвозил в Самару работы столичных художников, которые и выставили в той самой галерее, где я накануне купил картину Чекалиной. Потихоньку начиная съезжать с диванчика, я осторожно так спросил, были ли среди этих работ произведения Кати Чекалиной? Он сделал большие глаза и ответил – «да». Я ему все рассказал, мы поудивлялись такому совпадению. Хорошо так посидели. Уже как близко знакомые. Следующим утром, бредя по перрону Казанского вокзала, я все думал о том, как все интересно получилось. Купил в подарок жене понравившуюся картину, на следующий день, в вагоне-ресторане поезда случайно познакомился с человеком, который эту картину привез в Самару. Картина висит в моем доме, этого человека, который живет в столице, я теперь знаю, и много чего знаю о замечательной, многообещающей художнице Кате Чекалиной. Какая занятная цепочка.
Мои бабушка с дедушкой по материнской линии до войны жили в Севастополе, дед был офицером на линкоре «Севастополь». Когда началась война, их эвакуировали в уральский городок Златоуст, где поселили в шикарном сталинском доме. Сюда же были эвакуированы люди из Москвы и тогдашнего Ленинграда. Мой двоюродный брат Сережа, а он старше меня, в детстве был мальчиком хулиганистым. Часто задирал дворовых пацанов и, в том числе, очень спокойного и приличного мальчишку, которого звали Толя. Этот паренек очень любил играть в шахматы. Дворовая пацанва бегала по лужам, лазила по каким-то сараям, дралась, а Толик выходил во двор с шахматами и играл сам с собой. Ну, моему Сереге это, видимо, не больно нравилось. Он часто подбегал к юному шахматист и переворачивал доску. Толя обижался, плакал. Моя бабушка его успокаивала и жалела. Делала нагоняй Сереге, она это умела. Наверное, вся эта история не стоила бы выеденного яйца, если бы не фамилия того самого Толика – Карпов. Мой братец обижал будущего прославленного чемпиона мира по шахматам. Опять получилась забавная цепочка. Мой брат остался жить в Златоусте, Карповы вернулись в столицу, Анатолий стал чемпионом мира. Я в детстве какое-то время жил у бабушки, и когда сейчас приезжаю в Златоуст, обязательно иду в этот дом, чтоб зайти в свой подъезд и почувствовать этот родной запах, милый мне с детства. Пытаюсь представить, как где-то здесь когда-то разворачивались баталии между моим Сережей и Толей. В последние годы несколько раз пересекался с Карповым на московских тусовках. Как-то хотел его спросить, помнит ли он Сережу. Не стал, неудобно. Хотя, думаю, для него это стало бы сюрпризом. Дело-то прошлое, а воспоминания из детства и юности всегда приятны.
У меня есть очень хорошо знакомый доктор, который когда-то познакомил меня со своей родственницей, которая жила в Самаре, а потом переехала в Израиль. Она работает в очень солидной компании, которая меня и пригласила к себе. Даму зовут Ирена. Дней пять я жил в Тель-Авиве, постоянно общаясь с Иреной. Оказалось, что она заканчивала одиннадцатую школу, потом авиационный институт, после которого работала в фирме Николая Дмитриевича Кузнецова. Уже потом уехала в Израиль. А я тоже заканчивал авиационный. Естественно, у нас оказалось много общих знакомых. Вернувшись в Самару, я в очередное воскресенье пошел в баню на Самарской, куда хожу лет сорок. У нас там большая компания и в числе моих приятелей есть Илья Нахимович Рыжинский. Он тоже авиатор, когда-то был замом у Игоря Шитарева. Сели с ним после парной за большой деревянный стол, передохнуть. И здесь я его, образно говоря, свалил с лавки, передав привет от Ирены. Нахимыч сделал большие глаза: «А ты ее откуда знаешь?» Я рассказал. Вместе поудивлялись таким вот зигзагам нашей жизни. Мы с Рыжинским в бане, в Самаре, Ирена – в Израиле, ее сын тогда работал в Штатах. Придется махнуть в Штаты, уверен, будет мне там компания. Так-то. Такая вот цепочка. Очередная.
Когда-то, по молодости, я не придавал особого значения таким вот удивительным встречам и знакомствам, полагая, что это - счастливые случайности, Божий промысел. С годами начал понимать, что все эти цепочки – люди, города, страны – не просто счастливые совпадения, а нечто большее. Все это не просто так. Это – какая-то очень умная тренировка души, за которую благодарить нужно. А еще я понял, что мир – тесен. Это такая большая коммунальная квартира, в которой много жильцов. У каждого вроде бы свои интересы, своя жизнь. Они работают, любят и ненавидят, воспитывают детей, сорятся, иногда дерутся. Но в праздник садятся за общий стол на обшарпанной, но большой кухне, забывая прежние обиды и всю надоевшую бытовуху. Чокаются, закусывают, поют. Ну, и слава Богу. Мир-то тесен.

Опубликовано: 28 Июля 2017 // 17:14

Автор: Андрей Федоров

Возврат к списку

Фотогалерея

Самарская жемчужина - 2017

Самарская жемчужина - 2017

Образование Наука Бизнес - 2017

Образование Наука Бизнес - 2017

InterioRoom-2017

InterioRoom-2017

Парад Памяти -2017

Парад Памяти -2017

День народного единства - 2017

День народного единства - 2017



Авторская колонка

Олимпийская цена победы
Олимпийская цена победы

Если бы я сейчас была на месте спортсменов, то я бы поехала на Олимпиаду и выступила под нейтральным флагом. 

Учат в школе, учат дома
Учат в школе, учат дома

Зачем современные дети ходят в школу? За знаниями? За аттестатом об образовании? За социализацией? На этот вопрос давно уже нельзя дать однозначного ответа.

А снег идет
А снег идет

В России любое природное явление – всегда новостной повод и, вообще, почти апокалипсис. Дождь – ливневки не работают, города затапливает. Снег – пробки десять баллов и "день жестянщика".

Пешком до мундиаля
Пешком до мундиаля

Волею случая Самаре выпали не самые плохие матчи Чемпионата мира по футболу 2018. Места, уверен, хватит для всех болельщиков и туристов. Сомневаюсь только в том, что какой-нибудь болельщик из Сенегала доберется до стадиона самостоятельно.

Календарь досуга


Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31