Погода в самаре
Облачно
Пробки
6 Баллов


Опрос

  1. ЦБ представил купюры 200 и 2000 рублей. Ключевые изображения — Севастополь и космодром «Восточный». Что из региональных символов, на Ваш взгляд, достойно расположения на российской купюре?

Смотреть все

Распечатать страницу

Опять тридцать пять

Опять тридцать пять

В иных обстоятельствах, я бы конечно использовал в качестве заголовка известную «Опять двадцать пять», но моему сыну сегодня исполнилось не двадцать пять, а на десяток лет больше. Поэтому — тридцать пять.
Почему «опять». Сидел сегодня утром, вспоминал, как все это было. Потом, такая уж натура, начал сравнивать его тридцать пять лет со своими, теми тридцатью пятью, которые, как снег на голову, свалились на меня в теперь уже далеком 1997 году. И вот так, сравнивая, вдруг понял, что все это, из глубоко личного, субъективного как-то само собой уходит в объективную плоскость. Получается какой-то такой срез, в котором вполне можно сравнивать меня и моего сына, не как просто людей, но и оценивать какие-то уже внешние обстоятельства, которые сделали меня в то время таким, а его, уже сейчас, наверное другим. Ну, и понеслось.
По большому счету, те «активы», которые я имел в свои тридцать пять, и те, которые есть у моего сына, в чем-то очень похожи. Я заканчивал авиационный, сын — строительный. Он- архитектор. Оба мы поступили в свои вузы без денег, учились хорошо. С той лишь разницей, что он стал архитектором, а я так и не стал инженером. Мы оба довольно успешно делали профессиональные карьеры. Я в 1987 году пришел на работу в «Волжскую коммуну», а в 97-м, то есть к своему тридцатипятилетию, уже два года работал в «Коммерсанте», а за год до этого мы сделали известную газету «Самарское обозрение» и были ее собственниками. Сын учился в аспирантуре, работал на кафедре в своем родном институте, трудился в Москве и Самаре, а сейчас занимает приличную должность в крупной ульяновской фирме. И уже здесь есть некоторые различия. В свои тридцать пять я не имел собственной картиры, был женат вторым браком, у меня была машина, уже не было моей мамы, мои заработки, если учитывать стоимость рубля тогда и сейчас, были высокими. А, ну самое-то главное, у меня уже был он — Олег Федоров, которому тогда, в 1997 году, уже стукнуло пятнадцать.
Мой сын все еще не женат, у него есть квартира на Самарской площади, машина - «пежик», хорошая работа. Мама, моя первая жена, слава Богу жива. Жива и бабушка, с которой я по молодости конфликтовал, но которая сейчас за меня молится. Спасибо ей за это.
Вроде бы, уже разные позиции, у сына они посильнее будут. Формально — да, но, если учитывать, что квартиру ему купила мама, за «пежик» он должен и, самое главное, все еще не женат, то — еще как сказать. И как раз вот на этом моменте вполне можно уходить на некую прорисовку среза, о котором я уже говорил.
Мне, в мои тридцать пять, было и легче и труднее одновременно. Все-таки, тогда было больше возможностей. Как грибы после дождя росли и развивались частные компании и фирмы, на рынке было больше денег. Чтобы их заработать, нужно было просто включить мозги и вкалывать, гоня от себя мысль о том, что в один прекрасный момент к тебе за «своей долей» придет братва, или, еще хуже, прилетит пуля. Правда, все эти «брызги шампанского» уже тогда воспринимались, как какой-то пир во время чумы. В 1996 году Борис Ельцин с трудом остался президентом страны, как говорят, половину кабинетов на Старой площади занимали американские товарищи, которые уж точно не имели задачу поставить Россию на хорошие и, что самое главное, собственные рельсы. На рынке постоянно сжималась пружина, которая и «сыграла» в августе 98-го.
Сейчас, на мой взгляд, ситуация хуже. Денег на рынке мало, частный бизнес скукоживается под натиском административных и правоохранительных структур, которые жиреют. Как в советские времена — без публичной огласки, но очень напористо и эффективно. Все это крайне негативно сказывается на бизнесе в частности и экономике страны — в целом. Это могло бы сойти за субъективную оценку, если бы о том же самом не трубили авторитетные чины в правительстве нашей страны, заявляющие о необходимости скорейшего проведения структурных реформ.
Надежда пока остается на внешний вектор, реализация которого в теории может снять все те негативы, которые мы сами на себя навешали в те самые 90-е. Хотя, Бог знает, получится ли. Ведь такая вот «чистка» крайне негативно воспринимается нашими западными «друзьями». Результат всего происходящего у нас перед глазами. Тогда, в 97-м, все мои друзья и приятели, на вопрос о том, как дела, улыбались и рассказывали о радужных перспективах. Сейчас, самым частым ответом на тот же вопрос, стала пугающая формула - «ни шатко, ни валко». Причем, ее используют не просто соседи по подъезду, а, как я их называю, простые рублевые миллиардеры и долларовые миллионеры. Ну, а следствием всех этих процессов становится какой-то пугающий пессимизм. У моего сына, такого пессимизма, впрочем не наблюдается, но могу точно сказать, что, скажем, в материальном плане ему живется труднее, чем мне в мои тридцать пять, тогда, в 97-м. Хотя, опять-таки, не все так однозначно. Я тогда мучился вопросом, чем закончится то светопреставление, сейчас, понимая, куда мы движемся и почему, не совсем понимаю, чем закончится теперь уже эта история. Был бы другим, уехал бы, но не поеду. Это — моя страна. Сын в этом плане похож на меня. Несколько лет назад поехал в Голландию, где у него есть друзья. Хотел там поработать. Вернулся, сказав, что там очень жесткое законодательство в отношении работодателей, и, если его соблюдать (а они соблюдают), то придется платить много налогов. Не ему, а — за него. Сейчас желания срулить у него вроде не возникает, чему я рад. Хотя, мне и тревожно одновременно, так как лично мне не вполне понятны наши страновые перспетивы.
Когда я дописал этот абзац, пришел сын. Я его поздравил, оделся, и мы поехали к маме, моей первой жене. С которой у меня хорошие отношения, кстати. Поздравим маму. В конце-концов, тридцатипятилетие сына — это, в первую очередь, ее праздник. Главный.
Пока перекуривали у машины, сын мне сказал, что из той ульяновской фирмы, где работал, уволился. Теперь будет трудиться в своем бизнессе, который запускает с товарищем. Я его не отговаривал. В конце-концов, он сейчас сделал тот шаг, который я сделал когда-то, в канун своего тридцатипятилетия. Поскольку он уволился, первую часть этой заметки можно было бы переписать, но делать этого я не стал. Пусть все остается, как есть. А там — посмотрим.

Опубликовано: 30 Июля 2017 // 16:49

Автор: Андрей Федоров

Возврат к списку

Календарь досуга


Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Авторская колонка

А ведь есть праздник – День Шефа, который отмечается 16 октября
А ведь есть праздник – День Шефа, который отмечается 16 октября

По своей наивности  я думала, что почти, каждый день именно такой.

День моего учителя
День моего учителя

- Мама, а в первом классе точно не будет тихого часа?
- Уж поверь мне, доченька.

Смерть и после
Смерть и после

Недавно мы похоронили прекрасного человека, доктора наук, профессора Юрия Константиновича Фавстова.

Неужели мы в Европе
Неужели мы в Европе

И вот ведь могут же иногда случаться добрые и полезные дела не где-нибудь…

Фотогалерея

День Города - 2017

День Города - 2017

Лиса на пляже

Лиса на пляже

День Физкультурника

День Физкультурника

День Прессы

День Прессы

Интернациональная выставка собак в Самаре

Интернациональная выставка собак в Самаре