Опрос

  1. Вы следите за нашей сборной на Олимпиаде-2018?


Смотреть все

Распечатать страницу

Яковенко переезжает на работу в Москву

Дмитрий Яковенко – человек известный в деловых кругах Самарской области. Он работал в местных структурах, в Москве, в Администрации Самарской области. Последние пять с половиной лет занимал должность руководителя управления финансового контроля в Департаменте финансов и экономического развития Администрации Самары. В настоящее время вновь переезжает в Москву, так как приглашен на работу в Министерство по развитию Дальнего Востока. О своей прежней работе, о том, чем придется заниматься на новом месте, господин Яковенко рассказал корреспонденту «Территория. Самара»


  • Для многих стало неожиданным то, что Вы сменили работу. Сколько по времени трудились на прежнем месте, где будете работать теперь?

  • Руководителем управления финансового контроля в департаменте финансов и экономического развития администрации Самары я проработал пять с половиной лет. Получил приглашение на должность заместителя директора департамента в Министерстве по развитию Дальнего Востока. В мои новые функциональные обязанности будет входить организация и координация внутреннего финансового контроля в данном министерстве.

  • То есть, я правильно понимаю, что Вы переезжаете в столицу?

  • Да, жить буду в Москве. У министерства есть федеральные программы, значит я буду курировать и их. Несколько видов субсидий, которые выделяются на территории Дальнего Востока. Это значит, проверка получателей субсидий. И, естественно, сам процесс контроля внутри министерства. То есть, все финансовые операции именно с точки зрения процесса. Формирование реестра расходных обязательств, формирование бюджета министерства, отчеты об исполнении бюджета,- все это функционал внутреннего финансового контроля.

  • При переезде в Москву Вы оставите что-то в Самаре? Или это уже кардинальный переезд, без последующего возвращения?

  • Ну, я пока не планирую переезжать полностью. Нужно посмотреть, насколько я впишусь на новой работе. Все-таки, такой вот активный ритм работы, он не то, что пугает, нет, я вполне стрессоустойчивый, но вот, насколько я смогу постоянно выдерживать этот новый ритм работы — это пока сложно сказать. В принципе, если смотреть по возрастному составу, то в министерстве работают сравнительно молодые люди. Уровень замминистра, это человек, которому лет тридцать. Первому замминистра лет тридцать семь — тридцать восемь. Так что, можно сказать, что там относительно молодежный состав. С одной стороны, это здорово, с другой — определяет довольно интенсивный ритм работы. В зоне интересов министерства не только Дальний Восток, оно работает и по Байкальскому региону, это и Иркутская область, и Бурятия. Здесь, конечно, нужны какие-то нестандартные подходы, чтобы обеспечить результативность.

  • А у Вас есть жилье в Москве?

  • Нет, будет съемная квартира.

  • А в чем заключались Ваши обязанности в управлении финансового контроля, то есть, теперь уже на прежнем месте работы? Были ли какие-то моменты, которые Вы можете считать активом Вашей профессиональной биографии?

  • Управление - это довольно большой коллектив, больше пятнадцати человек. Когда я начинал работу на прежнем месте, то занимались ревизией и проверкой учреждений и предприятий бюджетной сферы. Это и автономные, и казенные учреждения, департаменты администрации. Таких учреждений в Самаре больше пятисот. Это муниципальные предприятия, это контроль на всех этапах, то есть, и формирование плана финансово-хозяйственной деятельности, исполнение данного плана, бюджетная, внебюджетная деятельность этих предприятий и учреждений. Когда я приступал к работе, таких предприятий было больше тридцати. Но, кроме того, с учетом подготовки к Чемпионату мира по футболу, это достаточно большие объемы ремонтно-строительных работ. И здесь у нас как раз были очень хорошие достижения.

Понимаете, если открыть Бюджетный кодекс, то внутренний финансовый контроль имеет один существенный минус. По «классике», по требованию Кодекса, мы проверяем то, что уже совершилось. Потратили деньги, мы приходим через полгода, через год, три, иногда — через пять лет, смотрим. Выясняется, что потратили не правильно, или, допустим, завысили сметные показатели, то есть, здесь можно было бы построить дешевле. Или — строители что-то там приписали. Но, акт приема-сдачи подписан, сторонами акта являются заказчик и подрядчик. И даже если мы говорим, что нужно идти в арбитраж и требовать излишне выплаченные деньги, арбитраж встает на сторону подрядчика, так как документы, требуемые для хозяйственной деятельности, подписаны. Что, подрядчик принуждал подписать их силой? Не было такого, волеизъявление было добровольное. Все. Поэтому, бюджет, понеся такие потери, не может их восполнить. И вот, мы смогли в последние два года моей работы на прежнем месте внедрить систему опережающего контроля. Это была идея именно с точки зрения эффективного использования бюджетных средств. Вот сейчас, допустим, на момент выставления любого строительного контракта на торги, если его сумма выше 3 млн. рублей, локальный ресурсный расчет к этому контракту (проще говоря – смета) обязательно должен быть проведен через экспертное заключение финансового контроля. За счет этого получалось снижение затрат на 5-10 процентов.

Много это или мало. Допустим, если ремонт дорог в прошлом году по исполнению бюджета составил четыре с лишним миллиарда рублей, то 5-10 процентов — это очень приличные деньги.

Дальше. Сорок четвертый закон «О государственных и муниципальных закупках» позволяет в рамках исполняемого контракта на 10 процентов туда-сюда менять расценки, объемы выполняемых работ, виды используемых материалов. А это тоже может привести к припискам. Поэтому мы внедрили второй этап контроля - до момента подписания акта приема — сдачи работ. Проводились специальные проверки с выездом на место, когда мы делали обмеры, смотрели используемые материалы. Это так же позволяло выявить завышение на те же 5-10 процентов. Кроме того, серьезные нарушения всегда выявляются при работах, которые выполняются без торгов. Это, прежде всего, работы, связанные с ликвидацией последствий аварий. Очень часто бывают фиктивные акты, которые составляются именно для того, чтобы уклониться от торгов и дать одному конкретному подрядчику выполнение работ. Там встречаются приписки до 50 процентов от реальной стоимости выполняемых работ. Мы сделали то, что любые аварийные работы, если они выполняются, до момента подписания акта сдачи работ, все проходят через проверку. Это новации, которых раньше не было, они появились за последние два года, и дали очень ощутимый эффект экономии бюджетных средств.

Мы можем говорить и дальше, что есть, допустим, серьезные проблемы закона, который позволяет подрядные работы отдавать субподрядчику. За счет этого часто возникает ситуация, когда субподрядчики уклоняются от платежей в бюджет. Любые строительные работы — это создание рабочего места, это финансирование зарплаты, а значит, из этой зарплаты тот же НДФЛ идет назад, в бюджет. А псевдосубподрядчики регистрируются, как «левые» структуры, и часто эти платежи в бюджет не приходят. А ведь реально, по ремонтно-строительным работам примерно процентов 25 от сметной стоимости — это фонд оплаты труда. Причем, когда мы подписываем акт приема — сдачи, там затраты на оплату труда стоят отдельной строкой. И что такое 25 процентов? Это примерно процента два — это НДФЛ. Мы вырабатывали особый механизм, позволяющий этих субподрядчиков, прежде всего иногородних, выполнять требования законодательства. Дело в том, что НДФЛ должен платиться там, где выполняются работы, если их продолжительность более одного месяца. Вот, вкратце, те новации, которые у нас были.

  • А много было подобных нарушений? Можете назвать компании, в отношении которых проводились проверки и предъявлялись какие-то претензии?

  • Давайте вспомним прошлый год. Ведь именно после наших контрольных операций своих должностей лишились несколько директоров очень крупных муниципальных предприятий. Таких как ТТУ, например, таких как Спецкомбинат ритуальных услуг, Земельный центр. Это крупные предприятия, например, Земельный центр отвечает за автостоянки на территории всего города, прежде всего. Спецкомбинат ритуальных услуг — это кладбища, ТТУ, понятно, это один из наших крупнейших перевозчиков. Это не исчерпывающий перечень, на самом деле, по результатам наших проверок было больше руководителей, снятых со своих должностей. Но упомянутые мною — это самые крупные предприятия. Причем, в некоторых случаях возбуждались и уголовные дела.

  • По результатам этой работы у Вас возникали какие-то трения? Согласитесь, не очень-то приятно получить такую проверку и по ее результатам потерять работу.

  • Я могу сказать, что у нас, наверное, все-таки, времена бандитских переделов и проч. ушли в прошлое. То есть, ситуации давления на меня или моих работников не было.

  • Вы остаетесь президентом Института профессиональных бухгалтеров?

  • Я уже давно не президент, я — почетный президент. То есть, я вышел из органов управления института. У нас новый президент, новый вице-президент. Но я остаюсь председателем комитета по международным отношениям и связям, некоторых других комитетов, это — не руководящие органы. Общее собрание предложило сделать меня почетным президентом. Я решения не принимаю, но могу представлять интересы института на научных форумах и подобных мероприятиях.

  • Институт будет по-прежнему работать в Самаре?

  • Да, причем, достаточно активно. Даже при нынешней ситуации есть желающие пройти обучение, повысить квалификацию. В конце прошлого года я поехал на конференцию в Литву, и мы подписали с Литовской палатой аудиторов очень выгодное соглашение. Все-таки, Литва — это уже ЕС, и Литовская палата аудиторов признала нашу квалификацию. Это значит, что члены нашего института могут работать в Литве по своей профессии. И, в принципе, не только в Литве, а вообще — в странах ЕС. Я считаю, что это — хорошее достижение. Похвастать признанием квалификации в странах ЕС больше никто в России не может.

  • Вы, как хороший финансист, можете как-то прокомментировать бюджет городского округа Самара? Каково его исполнение в прошлом году, насколько напряженный он сейчас?

  • Нужно учитывать то, что в прошлом году федеральный центр объявил о сокращении межбюджетных трансфертов, объемах финансовой помощи регионам. Я думаю, что, к сожалению, наша область будет одной из первых, кто лишится такой помощи. Чечня резко выступила против, думаю, против будет и Татарстан, так что, если какие-то поблажки будут, то именно этим регионам. А Самарская область в этом списке останется. А, с учетом того, что у нас идет финишная прямая перед Чемпионатом мира по футболу, достаточно большие деньги идут на строительные, ремонтные работы, на тот же муниципальный транспорт, это неизбежно повлечет за собой некоторое сокращение расходов на социальные нужды, повышение закредитованности областного и городского бюджетов, более сложному исполнению этих бюджетов.

В прошлом году бюджет исполнялся достаточно напряженно. Причем, нужно иметь в виду, что у Самары очень высокая доля межбюджетных трансфертов — более 40 процентов. С учетом того, что Самарская область в этом году получит меньше денег из федерального бюджета, это отразится на городе. Это аукнется на бюджете не только Самары, но и других городов губернии. Никуда не денешься.

При вступлении Азарова в должность кредиторская задолженность, остававшаяся после Тархова, несколько снизилась, сейчас она растет. Я никогда не говорил, что кредиторская задолженность — это плохо, все зависит от процентной ставки, все зависит от того, на какой срок ты берешь, на какие цели тратишь, какая доля этих средств теряется, но мы понимаем, что чемпионат — это очень тяжелое бремя. После чемпионата мы получим эту огромную чашу стадиона, и ее нужно будет содержать. Все это будет обходиться в круглую копеечку.


Яковенко Дмитрий Анатольевич, профессор, 56 лет. Родился в Кинеле, заканчивал школу в Тольятти. Закончил «Исторический факультет» Самарского госуниверситета, в 90-е годы закончил «Юридический факультет» того же учебного заведения. Затем, в Москве закончил аспирантуру по экономике в Московском государственном университете коммерции. До 1997 года работал в коммерческих структурах в должностях финансового, генерального директора. С 1997 по 1999 г.г. руководил сводным бюджетным отделом Департамента финансов администрации Самарской области. После этого два года проработал финансовым директором на Самарском заводе транспортного машиностроения. Затем возглавлял Институт профессиональных бухгалтеров, был директором аудиторской фирмы. С 2006 по 2009 г.г работал в Москве, в крупной аудиторской фирме с иностранным участием. После этого вернулся в Самару, порядка шести месяцев поработал руководителем управления в областном Минсельхозе, затем пять с половиной лет проработал в администрации г.о. Самара.       

IMG_3297.JPG

Опубликовано: 17 Февраля 2017 // 18:20

Возврат к списку

Фотогалерея

Масленица-2018

Масленица-2018

Уши Лапы Хвост-2018

Уши Лапы Хвост-2018

Самара новогодняя

Самара новогодняя

Благословенная Самара - 2017

Благословенная Самара - 2017

Самарская жемчужина - 2017

Самарская жемчужина - 2017



Авторская колонка

Президента в императоры
Президента в императоры

Кто решил, что это чистый стёб, дальше не читайте. Потому что хочу предложить самый реальный выход из нынешней абсурдной ситуации. Предлагаю избрать царя. Именно его, а никакого не президента или там премьер-министра.

Учить или не учить? Вот в чем вопрос!
Учить или не учить? Вот в чем вопрос!

Знаете, почему у нас в Самаре почти не развит международный образовательный туризм? Потому что нет в этом интереса. Прежде всего, нет интереса у самих вузов.

Хорошо быть кисою, хорошо собакою?
Хорошо быть кисою, хорошо собакою?

Ежемесячно на улицах Самары оказывается около 300 новых собак и кошек, брошенных своими хозяевами. Часть из них погибает в первые недели жизни, другая часть приспосабливается и продолжает размножение…

Иди, турист, откуда пришел
Иди, турист, откуда пришел

Ну и кстати уж о внутреннем туризме, раз вся страна обсуждает… Нет, я не про "это на Ютюбе", наши самарские чиновники, слава богу, просто так на работе пьют и дурью маются, без постановочных роликов. Я про "на самом деле туризм" –...