Новости


Архив новостей


Распечатать страницу

«Эмоциональная открытость» как метод управления

«Эмоциональная открытость» как метод управления

Фото: pixabay.com

Бывшие сотрудники СГ «Компаньон» продолжают рассказывать о «внутренней кухне» скандальной страховой компании — на этой неделе в Красноглинском районном суде была допрошена свидетельница, в своё время занимавшая высокий пост в юридическом отделе. Также она оказалась первым учредителем «Проектного офиса»: той самой компании, на которую впоследствии было выведено имущество СГ «Компаньон». Ольга Сынова (имя изменено — прим. Т.С) рассказала о том, как Александр Зобнин обращался с подчиненными и раскрыла интересные детали, проясняющие судьбу одного из якобы похищенных автомобилей — внедорожника «Ренж Ровер», которым пользовался значащийся потерпевшим бывший гендиректор «Компаньона».

«Я не могу сказать»

О том, что Александр Зобнин использовал не самые однозначные методики управления персоналом, рассказывала и допрошенная на прошлой неделе Светлана Парфёнова. Бывший старший юрисконсульт СГ «Компаньон» подтвердила слова своей экс-коллеги: Зобнин нисколько не стеснялся в выражениях при общении с подчинёнными. Говоря иными словами, глава «Компаньона» оскорблял и унижал своих сотрудников на постоянной основе. Это называлось «эмоциональной открытостью» и считалось в компании приемлемым способом управления.

Так, например, Сынова рассказала о том, что собственными ушами слышала телефонный разговор между Александром Зобниным и Светланой Парфёновой, в котором бенефициар «Проектного офиса» требовал от подчинённой «отстать от его автомобиля». Причём, фраза в кавычках — смысл сказанного Зобниным. Когда судья Красноглинского районного суда Кристина Берац спросила, что именно сказал потерпевший, экс-юрисконсульт «Компаньона» ответила:

- Я не могу сказать. Это нецензурные выражения.

Что интересно, вышеупомянутый разговор состоялся в июне 2017 года. То есть, уже после того, как находящийся на скамье подсудимых Борис Сёмин со своими «подельниками» якобы похитил у Зобнина находящиеся на балансе «Проектного офиса» деньги, недвижимость и автомобили. В том числе и фигурировавший в разговоре «Ренж Ровер».

Штрафы приходили пачками

Причина, по которой состоялся вышеупомянутый разговор, довольно интересна. Она плохо укладываются в версию Александра Зобнина, который обвиняет своего бывшего делового партнёра Бориса Сёмина в многомиллионном хищении. Дело в том, что якобы украденный в числе прочего имущества внедорожник «Ренж Ровер», находившийся на балансе «Проектного офиса», в какой-то момент начал в большом количестве собирать штрафы за нарушения ПДД. В день их приходило по несколько штук. Светлане Парфёновой, среди прочего отвечавшей и за автомобили компании, это сильно не нравилось. И женщина решила заявить транспортное средство в розыск — чтобы остановить поток штрафов, существенно бивших по и так отрицательным балансам компании.

Буквально тут же последовал тот самый телефонный звонок от Александра Зобнина - бенефициар в категоричной форме потребовал оставить его автомобиль в покое. Разумеется, в таком поведении фактического владельца компании нет ничего необычного, если бы не одно "но": этот разговор не состоялся в июне 2017 года. Однако, из материалов дела следует, что Борис Сёмин и его подельники похитили этот самый «Ренж Ровер» ещё 11 мая. Тем не менее, Александр Зобнин спустя месяц почему-то ведет себя так, будто автомобиль продолжает находиться в его владении...

Внезапные доказательства

Во время допроса юрисконсульта Ольги Сыновой сторона потерпевшего попыталась «добавить» обличающих документов и задать по ним вопросы, однако сделать этого адвокатам Зобнина не удалось. Ходатайство о приобщении к материалам дела распечатки электронного письма, которое неожиданно оказалось найдено бывшей женой одного из свидетелей, было отклонено. Появление данного листка бумаги адвокат Александра Зобнина объяснила предельно просто: мол, бывшая жена свидетеля Панина обнаружила дома распечатку электронного письма и тут же сообщила об этом адвокатам потерпевшего.

Сторона защиты, воспротивившаяся приобщению внезапно обнаруженной распечатки электронного письма, смогла с этим документом ознакомиться. И тут же обнаружила интересную деталь: Панина не было в адресатах найденного письма. Каким образом тогда данный документ мог попасть к нему, пока остаётся загадкой.

Впрочем, на происхождение бумаги вскоре может пролиться свет: обвинение, оказавшееся против приобщения внезапного доказательства к материалам дела, заявило о необходимости допроса женщины. И после того, как она даст показания, документ может оказаться в материалах уголовного дела.

Т.С будет следить за развитием событий.

Опубликовано: 1 Ноября 2019 // 17:16

Автор:

Возврат к списку

Фотогалерея

Акция "Бессмертный полк" 2019

Акция "Бессмертный полк" 2019

Первомай 2019

Первомай 2019

Митинг против транспортных проблем

Митинг против транспортных проблем

Самарская жемчужина

Самарская жемчужина

InterioRoom 2018

InterioRoom 2018

Дентал-Экспо. Самара. 2018

Дентал-Экспо. Самара. 2018

Парад Памяти 2018 года

Парад Памяти 2018 года



Авторская колонка

Упразднение буквы "Ш" не отменит вопрос качества шин
Упразднение буквы "Ш" не отменит вопрос качества шин

На будущей неделе, скорее всего, решится вопрос отмены обязательного использования знака «Шипы», который российские автомобилисты традиционно вешают на заднее стекло автомобиля. 9 ноября соответствующий проект был внесён в Правительство РФ.

Письмо дочери
Письмо дочери

Никогда не понимала, как мамы помнят время рождения своих детей, пока сама не родила. Когда даешь жизнь человеку – и год, и дата, и час, и минута – всё имеет значение.  Твое время – 11:50. Это был вторник, и, люди говорят, лил дождь, но для...