Селдон

Нечего сказать

Нечего сказать
Фото: pixabay.com

В Самаре практически завершилось рассмотрение апелляционных жалоб на приговор по громкому «картельному делу». Стороны выступили в прениях, после чего ответили на доводы друг-друга репликами. При этом сторона обвинения не участвовала в стадии реплик— судя по всему, прокуратуре нечего ответить на аргументы защиты. Очень похожим образом действовало обвинение и на первом процессе: год назад защитники отмечали, что гособвинители как будто не слышат адвокатов подсудимых и не видят предоставляемых ими доказательств невиновности своих подзащитных.

А доказательств защита подготовила, надо сказать, немало. К материалам дела были приобщены экспертизы и заключения специалистов, опровергающие фундаментальные выводы следователей. Адвокаты привлекли специалистов в сфере экономики и юриспруденции, которые ответили на все поставленные вопросы — в том числе и те, которые следствие и обвинение не очень хотело задавать.

Так, например, заключение эксперта Петрова показывает, что полученный компанией Сергея Шатило («Современные медицинские технологии», ООО «СМТ») доход не превышает 11,8 млн рублей. При этом в материалах дела фигурирует 768 млн рублей - следователи не стали утруждаться экономическими расчетами и посчитали доходом всю сумму трехлетнего контракта между ООО «СМТ» и 23 крупными учреждениями здравоохранения Самарской области, по которому тяжелая медтехника обслуживалась официальным дилером ООО «ДжиИ Хелскеа». Дело в том, что по ст. 178 УК РФ («Ограничение конкуренции») уголовная ответственность наступает при суммах дохода от 50 млн рублей. Если доходы ниже этого порога, то нарушение относится к административным и карается штрафом.

Также были проанализированы и конкурентные отношения между ООО «СМТ» и ООО «ЦЭХ-Здоровье». Согласно букве закона, картельные соглашения заключаются только между конкурентами. А стороне защиты, в отличие от следствия и обвинения, не хватило доказательств этого факта. Считать таковыми утверждения УФАС адвокаты отказались и провели собственный анализ.

Привлеченный защитой специалист установил, что компании Сергея Шатило и Алексея Рогачёва не являются конкурентами. А также то, что рогачёвское ООО «ЦЭХ-Здоровье» никак не смогло бы выполнить условия контракта — даже если бы и приняло в нём участие.

- Согласно ФЗ «О защите конкуренции» признаются картелем и запрещаются соглашения только между хозяйствующими субъектами-конкурентами, - заявил во время прений сторон защитник Сергея Шатило, адвокат Вячеслав Земчихин. - ООО «ЦЭХ-Здоровье» не являлась субъектом-конкурентом ООО «СМТ», отсутствует такой конститутивный признак преступления, как заключение между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), на основании чего в действиях Сергея Шатило не усматривается состав преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ.

Также сторона защиты внимательно проанализировала действия силовиков и граждан, с ними старательно сотрудничавших. Специально привлеченный для этих целей доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики СНИУ им. Королева Андрей Шапошников пришел к выводам, что сотрудники УФСБ и СК нарушили внутренние инструкции и УПК, одна из экспертиз выполнена с нарушениями методики, а «оказывавший содействие» силовикам Алексей Рогачёв провоцировал преступление.

Стоит отметить, что фигура директора ООО «ЦЭХ-Здоровье» Алексея Рогачёва в рамках этого уголовного дела принимает самый разный масштаб - от небольшого коммерсанта, пришедшего в УФСБ за защитой, и до инициатора всего «картельного дела». Силовики уверяют, что находившийся под незримым наблюдением и не знавший о том, что на нём имеется записывающая аппаратура Алексей Рогачёв якобы сам пришёл в органы УФСБ и написал заявление о том, что его пытаются подкупить. А то, что «заявлять» Рогачёв отправился именно в то ведомство, которое повесило на него «жучок», а не в полицию или Следственный Комитет, например, было объяснено простым стечением обстоятельств. Мол, случайность. Сторона защиты абсолютно несогласна с такой позицией.

- Я считаю, что инициатором уголовного дела являлся Рогачёв. Инициировал он его с целью защиты своего бизнеса, можно в этом смысле сказать, из корыстных побуждений, своеобразно понимая допустимые способы борьбы в виде обращения в правоохранительные органы. Не секрет, что особенностью бизнеса Рогачёва являлась поставка аналоговых или восстановленных запчастей для сложного медицинского оборудования. Условия совместных торгов 2016 года, содержащие требования поставки только оригинальных запчастей, оказались блокирующими для фирм Рогачёва. О чём он прямо сообщил в своей жалобе в УФАС, а затем и в УФСБ, инициируя весь процесс, - заявил во время прений защитник Альберта Навасардяна, адвокат Андрей Карномазов. - Требование поставки только оригинальных запчастей было обязательным в связи с изменениями в законодательстве. С этим - и с законными условиями торгов, и с самим законом - не пожелал согласиться Рогачёв, поскольку для него это было равносильно потере бизнеса. И он объявил войну: и министерству здравоохранения в лице замминистра Альберта Навасардяна, и самим торгам, и явному фавориту этих торгов - компании «Современные медицинские технологии» Сергея Шатило. Способом войны он избрал интригу и провокацию, союзниками - УФСБ и УФАС по Самарской области.

Кроме того, защита проанализировала дело с процессуальной точки зрения и внимательно ознакомилась с видеозаписью вынесения приговора. Найденные адвокатами и экспертами доказательства позволяют говорить о том, что в материалах дела не содержится оригинала приговора, вынесенного 31 июля 2019 года судьёй Самарского районного суда Еленой Грибовой. Вместо него том содержит некий документ, в котором даже количество страниц отличается от представленного на видеозаписи. В итоге сторона защиты просит апелляционную коллегию под председательством Ксении Мельниковой отменить приговор как незаконный. Также судей Самарского областного суда попросили обратить внимание на действия Алексея Рогачева и возбудить в его отношении уголовное дело за ложный донос. Кроме того, ранее адвокаты просили проверить и действия судьи Самарского райсуда Елены Грибовой, однако получили отказ. 

- Нам удалось приобщить к материалам уголовного дела все доказательства, которые мы рассчитывали. Все доводы, которые мы хотели озвучить — мы озвучили. И я надеюсь, что суд в совещательной комнате всё это услышит. В процессе осталось последнее слово подсудимых, после чего суд удалится в совещательную комнату, - рассказал адвокат Вячеслав Земчихин. - Мы все с нетерпением ждём вердикта. Интересно, как суд отреагирует на тот или иной довод, поскольку нами был использован абсолютно весь инструментарий защитника— от показаний свидетелей и до заключений специалиста. Я не знаю, каким образом этот приговор может «выжить», это незаконный акт. Он должен быть отменен.

Также защитник Сергея Шатило прокомментировал и отказ от выступлений в репликах представителя государственного обвинения.

- Это говорит о том, что обвинение не может содержательно опровергнуть те катастрофические нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, которые вылезли, в том числе, и на стадии исследования доказательств. Самый наилучший способ реакции, который в итоге и был избран — многозначительное молчание. С перекладыванием ответственности за разрешение этих ситуаций на суд апелляционной инстанции. Хотя, по закону, прокуратура должна парировать все доводы защиты, это их прямая обязанность. Парирования не было — значит считаем, что нарушения действительно есть и никем они не опровергаются. Вопрос только лишь в том, как этому отнесется суд.

Напомним, в Самарском областном суде практически завершено рассмотрение апелляционных жалоб на приговор по «картельному делу». Согласно решению судьи Самарского районного суда Елены Грибовой директор ООО «СМТ» и инвестор строительства «Клиники Сердца» Сергей Шатило получил 3,5 года колонии общего режима за участие в «картельном сговоре». Реальный срок получил и экс-замминистра здравоохранения Самарской области Альберт Навасардян, которому назначили 3 года общего режима. Также были осуждены два сотрудника ООО «СМТ», чиновник областного минздрава и два менеджера ООО «ДжиИ Хелскеа», они получили условные сроки. Суд первой инстанции вынес своё решение 31 июля 2019 года, рассмотрение апелляционных жалоб началось в феврале 2020, но в марте было прервано на три месяца из-за пандемии коронавируса. Рассмотрение дела находится на стадии последнего слова подсудимых — утром 29 июля они все выскажутся перед апелляционной коллегией, после чего суд удалится в совещательную комнату. Не исключено, что решение будет вынесено в тот же день.

Т.С будет следить за развитием событий.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...