Скоро на Т.С

Протоирей Иоанн Мохов

про омоложение приходов и православие в Самаре



Новости


Архив новостей


Распечатать страницу

Картельное дело: защита готовит обвинению сюрприз

Картельное дело: защита готовит обвинению сюрприз

В Самарском районном суде завершился длившийся три недели допрос старшего оперуполномоченного по особо важным делам Александра Петрова (имя изменено — прим. Т.С). Этот сотрудник УФСБ обеспечивал оперативное сопровождение и получал материалы, на основании которых затем было возбуждено уголовное дело Сергея Шатило. В последний день допроса оперативник рассказал об отношениях с главным свидетелем обвинения Алексеем Рогачевым, который и написал донос на своего конкурента. Петров поведал суду, что консультируется с главой ООО «ЦЭХ-Здоровье» по некоторым правовым вопросам. Кроме того, сотрудник УФСБ признал, что у Рогачёва во всей этой ситуации имелся свой интерес.

Специально для Т.С почётный адвокат РФ Александр Паулов подвёл итоги допроса сотрудника госбезопасности и рассказал о «сюрпризе», который ожидает сторону обвинения в скором времени.

Две ошибки в одном документе

В материалах дела имеется одна интересная бумага, которая была подготовлена оперативником Петровым, это акт изъятия договора субподряда между ООО «Современные медицинские технологии» и ООО «ЦЭХ-Здоровье». В итоге именно этот документ правоохранители трактуют как подтверждение факта коммерческого подкупа: мол, Сергей Шатило подкупил Алексея Рогачёва, заключив с ним договор субподряда на сумму 180 миллионов рублей. Тот факт, что эти деньги Рогачёв должен был отработать, видимо, никого особо не волновал при подготовке дела. Однако, документ может оказаться в числе недопустимых доказательств, так как в нём имеются сразу две серьезных ошибки.

Александр Паулов, почётный адвокат РФ, защитник Сергея Шатило:

- В данном случае налицо прямое нарушение статьи 15 закона об Оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации, на которую кстати, господин Петров и ссылается в своём акте изъятия от 11 мая 2016 года. В ней чёрным по белому написано, что в случае изъятия документа оперативный сотрудник составляет протокол, а не акт. Всего одно слово, но это нарушение УПК, в котором нет понятия «акт». В законе об ОРД говорится именно о протоколе, никакой альтернативы быть не может.

Изъятый договор от 23 апреля между компаниями Рогачёва и Шатило является крайне важным для уголовного дела. Этот документ, по версии обвинения, собственно и предусматривал картельный сговор. Но его изъятие оформлено незаконным образом, что подтверждается ещё одной ошибкой. Если посмотреть на третью страницу, то можно увидеть, что в этом акте отсутствует подпись Рогачёва в получении копии и дата. В ходе допроса господин Петров так и не смог пояснить, то ли это его оплошность, то ли Рогачёв забыл расписаться, но для нас это значения не имеет. Мы считаем этот документ недопустимым доказательством, поскольку в нём есть сразу два грубейших нарушения. И будем заявлять ходатайство о его исключении из материалов дела.


О пропавших разговорах...

Адвокаты в процессе допроса оперуполномоченного Петрова постоянно ссылались на телефонные разговоры, инициатором которых были не их подзащитные, а Алексей Рогачев. Прослушивание записей или прочтение расшифровок могли бы внести ясность и твёрдо определить, от кого исходила та или иная инициатива. Однако, этих данных в деле нет. Сторона защиты уверена, что материалы не включили в рассекреченную часть дела именно потому, что они свидетельствуют о невиновности подсудимых.

Александр Паулов, почётный адвокат РФ, защитник Сергея Шатило:

- В законе об ОРД сказано, что невостребованные материалы хранятся в течение года. Затем они могут быть уничтожены, но при этом составляется протокол. И в этом случае мы увидим, что материалы существовали, но их больше нет. Этот вопрос был поднят потому, что в материалах дела господином Петровым упоминается разговор между Рогачёвым и Санеевым от 10 мая 2016, но его расшифровки или аудиозаписи в уголовном деле нет. Может быть, он уничтожен, но где тогда протокол об этом? Непонятно.

Петров сообщил, что кто-то в ФСБ сидел и определял, что относится к делу, а что нет. Может быть, это были его начальники, может — старшие товарищи... Кто именно это был, Петров не знает, но это точно не он. То есть, он изначально снимает с себя вину за этот отбор. Мы считаем, что эти документы были умышленно уничтожены с целью фальсификации.

Обычно, когда дается разрешение на прослушку, записываются и попадают впоследствии к следователю абсолютно все разговоры. И уже он принимает решение, что к делу относится, а что нет. В нашем же случае такой отбор был произведен на предыдущем этапе — в Следственном комитете получили только то, что посчитали нужным передать оперативники УФСБ.

Сергея Шатило обвиняют в том, что именно он вышел на Алексея Рогачева, хотя всё было с точностью до наоборот. И это подтверждается распечаткой телефонных соединений - именно Рогачёв звонит директору «СМТ». Но расшифровок или записей в деле нет. Возникает вопрос: кто дал сотрудникам ФСБ право решать судьбу вещественных доказательств по делу, которое ведёт Следственный комитет? Повторюсь, мы твёрдо уверены, что именно Рогачёв был инициатором встреч с Шатило и Навасардяном. А расшифровки этих разговоров только подтвердили бы нашу уверенность.


… и недопустимости провокаций

Главной особенностью оперативных экспериментов является требование о полном отсутствии провокаций в отношении лиц, подозреваемых в совершении противоправных действий. Однако, это касается исключительно сотрудников правоохранительных органов. На граждан, участвующих в оперативных экспериментах, требования закона об ОРД не распространяются. Зато на них вполне распространяется статья 304 УК РФ, согласно которой за провокацию коммерческого подкупа можно получить пять лет лишения свободы.

Сотрудник УФСБ Петров неоднократно сообщал суду, что с Алексеем Рогачёвым проводились инструктажи, в которых ему разъяснялась недопустимость провокационных действий. Однако, подтверждающих документов в деле не имеется.

Александр Паулов, почётный адвокат РФ, защитник Сергея Шатило:

- Петров утверждает, что перед каждой установкой аппаратуры с Рогачёвым проводился инструктаж, в котором ему разъяснялась недопустимость провокаций. Но нигде в официальных документах этого не зафиксировано. Но самое интересное, в том самом знаменитом заявлении от 23 марта 2016 года, которое Рогачёв якобы собственноручно печатал в УФСБ на компьютере, ему не разъяснено, что он обязан воздерживаться от провокаций. Есть только абзац о том, что он обязуется хранить всё в тайне. И сообщение, что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Лично у меня складывается впечатление, что Рогачёву наоборот, давали указание провоцировать эту ситуацию.


«Свой интерес»

В ходе допроса оперуполномоченный Петров признал, что поддерживает контакт с Рогачёвым. Имеющий юридическое образование сотрудник УФСБ якобы консультируется с директором ООО «ЦЭХ-Здоровье» по «некоторым правовым вопросам». Причем Петров в курсе, что юридического образования у Рогачёва нет. Более того, после нескольких «заходов» со стороны защиты сотрудник госбезопасности признал, что при общении Алексей Рогачёв называет его, старшего оперуполномоченного по особо важным делам Управления ФСБ по Самарской области, не по имени-отчеству, а просто и фамильярно — по имени. Но эффект «разорвавшейся бомбы» произвело другое признание: Петров заявил, что Рогачев «однозначно имеет свой интерес в этой ситуации», когда один из адвокатов спросил, считает ли сотрудник ФСБ объективным директора ООО «ЦЭХ-Здоровье».

Александр Паулов, почётный адвокат РФ, защитник Сергея Шатило:

- Петров вместе с нами прекрасно слышал на записи, как в разговоре с Навасардяном Рогачев говорит, что если всё пойдёт дальше таким образом, то ему придётся сворачивать бизнес в Самаре. Естественно, он боялся конкуренции не только со стороны Шатило и «Современных медицинских технологий», но и других компаний. Законы бизнеса суровы, и «акулы капитализма» всегда конкурируют между собой. Рогачёв, как бизнесмен, прекрасно понимал, что если на рынок выйдет более сильная и развитая компания, то он сильно сдаст позиции. И здесь нужно быть дураком, чтобы не воспользоваться ситуацией в своих интересах.

Но я думаю, что здесь всё намного глубже завязано. Вероятно, Рогачев был замечен сотрудниками УФСБ в какой-то противоправной деятельности и из-за этого пошел на сотрудничество. Удивительно, что 23 марта директор ООО «ЦЭХ-Здоровье» приходит именно в УФСБ, а не полицию или Следственный комитет. Странное совпадение!

Ещё более странным выглядит то, что УФСБ два дня подряд навешивает на него аппаратуру, а он об этом якобы не знает.

А уж продолжение общения Рогачёва и Петрова с целью консультаций, выяснения каких-то вопросов выглядит и вовсе смешно. У нас есть намного более грамотные люди — профессора, доктора наук, академики, к которым может прийти сотрудник госбезопасности. Тем более, что учитывая его место работы все эти люди просто обязаны ему помочь. Но Петров, тем не менее, приходит к Рогачёву, который является фигурантом по уголовному делу — его так же прослушивали и наблюдали. А потом, внезапно, Рогачёв становится чуть ли не потерпевшим по этому делу, и, кстати, уже много месяцев не появляется в суде, хоть и значится первым номером в списке вызванных свидетелей. Мы ждём его с апреля, но Рогачёва всё нет. Конечно, у нас есть понимание, почему так происходит. Петров инструктирует и подготавливает Рогачёва после того, как выясняются те или иные нестыковки.

По моему мнению, общение бизнесмена и сотрудника спецслужб по каким-то правовым вопросам некорректно. Они имеют право общаться только в рамках уголовного дела. А всяких консультаций и тому подобных вещей быть не должно, ведь Рогачёв явно не обладает всей полнотой информации и специальными познаниями. Я думаю, что он просто продолжает сотрудничать с органами, вот и всё.

Это выглядит очень странно — возможно, оперативный эксперимент продолжается и готовится ещё одна провокация по отношению к кому-либо. Ведь конкуренты у Рогачёва остались, не все ещё на скамье подсудимых сидят.


Странное постановление и «сюрприз» для обвинения

Одним из самых важных документов в деле является постановление о проведении оперативного эксперимента. В нём не проставлена дата утверждения начальником, а также имеется довольно странная «шапка» - документ, в отличие от двух предыдущих, датированных тем же днём, написан на имя другого начальника. Защита ходатайствовала о подаче судебного запроса для установления, кто именно возглавлял УФСБ в тот день. Однако, судья отклонила данную просьбу. Как выяснилось, у защиты имеются и иные способы прояснить, почему в два из трёх оформленных практически подряд документов написаны на имя Владимира Татаурова, а третий — на имя его заместителя.

Александр Паулов, почётный адвокат РФ, защитник Сергея Шатило:

- Этот документ, постановление о проведении оперативного эксперимента, является краеугольным камнем для обвинения. Нас смущает, что там не стоит виза исполняющего обязанности начальника УФСБ по Самарской области. Почему-то стоит его подпись, но нет даты, когда он утвердил проведение эксперимента. Без разрешения начальника эксперимент не мог начаться в принципе, но у нас этой даты нет. Вызывает сомнение и время, ведь этот документ готовился уже после 9, если не 10 часов вечера.

У защиты есть свидетель, которого мы приведём в судебное заседание. Он пояснит суду, что же происходило в помещении УФСБ при оформлении данных материалов ОРД и общении с Рогачёвым в тот день. Я думаю, что для суда это будет приятный сюрприз, а для обвинения — не совсем.

Опубликовано: 29 Сентября 2018 // 14:21

Автор:

Возврат к списку

Фотогалерея

Рок не ради денег-2018

Рок не ради денег-2018

Фестиваль цветов в Самаре

Фестиваль цветов в Самаре

Мундиаль в Самаре: как это было

Мундиаль в Самаре: как это было

Россия-Испания

Россия-Испания

Карнавал на улице Куйбышева и фанзона на матче Франция-Аргентина

Карнавал на улице Куйбышева и фанзона на матче Франция-Аргентина

Сенегал-Колумбия

Сенегал-Колумбия

Колумбийцы и сенегальцы в Самаре

Колумбийцы и сенегальцы в Самаре



Авторская колонка

С миру по нитке
С миру по нитке

Знаете, я не верю благотворительным фондам. Конечно, я знаю людей, которые, действительно, работают и реально помогают. Но в целом, я должна сама влезть в проблему: потрогать ее, понять изнутри. У нас случилась интересная история.

Давайте выключим звук
Давайте выключим звук

Я – почти ветеран. Потому что прочитала в своей жизни десятки родительских чатов и километры обсуждений. Были ясли: «Валентина Сергеевна, вы воспитатель, а значит, обязаны следить за здоровьем детей, поэтому в обед дайте Маше спазмолитик, отхаркивающ...

Опрос

  1. А вы следите за политической ситуацией на Украине?

Смотреть все